Приватизация квартиры в бараке

Из бараков в новострой: жителей аварийного жилья переселяют на Угольную (ФОТО; ВИДЕО)


м. Многие новоселы стояли в очереди по 30-40 лет.

Бараки, где они жили раньше, снесут, как только люди переедут. Многие это уже сделали — кое-где на окнах висят шторы.

В каждой квартире стоят индивидуальные счетчики воды и электричества, поклеены обои, положен линолеум, есть печка.

Из кранов течет холодная и горячая вода. Правда, Управляющей компании пока нет — конкурс на обслуживание дома завершается в четверг; остался только один участник — УК «Трудовое».

Валентина Кужелева с дочкой раньше жили на 9-ой Рабочей, 9 — в бараке.

Приватизация квартиры в бараке


Соответствующую задачу Александр Лукашенко поставил 26 ноября на совещании о формировании фонда жилых помещений коммерческого использования. Как сообщила пресс-служба президента, Лукашенко подчеркнул, что в Беларуси жилищное строительство уже не один год находится в числе главных приоритетов.

«Мы совсем недавно заявили о том, что будем использовать новую форму — возведение и расширение объемов арендного жилья.

В государственном жилищном фонде остаются жилые помещения социального пользования, специальные жилые помещения, жилые помещения коммерческого использования и жилые помещения в общежитиях. В части формирования фонда помещений коммерческого использования и предоставления таких помещений предусматривается перевод до 1 апреля 2014 года в фонд помещений коммерческого использования заселенных служебных, специальных служебных жилых помещений, некоторых видов специальных жилых помещений.

Рекомендуем прочесть:  Награждение текст для грамоты



«Отказались потому, что условия им предложили невыгодные.

Например,пожилые люди уже никогда не построят кооперативную квартиру, не купят коммерческое жильё с учетом компенсации за квадратные метры и не смогут оплачивать арендное жилье, которое им предложило государство взамен приватизированной квартиры за полтора миллиона руб­ лей в месяц при пенсии в 2,5 миллиона. Бесплатно ведь переехали только те, чьи квартиры не были приватизированы».

Приватизация жилья в Молдове: возможно продление на 18 месяцев


Предлагается изменить Закон о жилье, который был принят в апреле этого года и должен был вступить в силу в конце ноября, с тем, чтобы продлить его действие на 18 месяцев.

«Два года назад была сделана инвентаризация, которая показала, что остаются неприватизированными порядка шести тысяч квартир. За пару лет по Кишиневу в частную собственность перешло около двух с половиной тысяч квартир, а неприватизированного осталось около трех с половиной тысяч», — сказал Банников.


Войдите или зарегистрируйтесь


Дальше продлевать приватизацию смысла нет.

Надо развивать муниципальное жилье — как социальное, так и доходные дома.

Сейчас этот сектор практически никак не развивается.

— У нас муниципалитеты перестали строить социальное жилье.

Потому что, как только они вселили туда по ордеру, через два дня следует приватизация.

Смысла строить муниципалитеты не видят, — пояснил Крашенников. — Люди, которые сейчас живут в неприватизированных квартирах, так и будут в них проживать на условиях социального найма.

В общем, выгоды мало — тем более если вы хотите оставить квартиру в наследство детям и внукам.

Рекомендуем прочесть:  Экспертиза в мади

Приватизация в Беларуси началась еще в 90-х годах, и было у нее несколько этапов.

Но до сих пор не все успели превратить государственные квадратные метры в частные. Причем с каждым месяцем стоимость приватизации растет — ведь повышаются индексы строительно-монтажных работ. Есть в Беларуси и такие дома, где приватизация квартиры стоит баснословных денег.


Барак божественного предназначения


Никакого альтернативного жилья не предлагается». — В 1992 году на Ставрополье началась эпидемия педикулеза. Вшей приносили из школ даже дочки начальников.

Ну всполошились: что делать? А я врач с двумя специальностями: психотерапевт и специалист по особо опасным заболеваниям, кандидат медицинских наук. У меня было изобретение: педикулоцидный шампунь.

Простенький, но работающий. Прихожу к краевому министру здравоохранения, говорю: посодействуйте.

В Ставрополе РПЦ требует отдать ей барак, в котором живет семья ученых


На церковь и другой корпус, где до сих пор располагается лечебница, не претендует – понятно, что переселять больницу некуда, а строительство нового здания будет стоить городу десятки миллионов рублей.

А третий корпус – тот самый барак, где живет обычная семья.

Точнее, три. Дом площадью 160 квадратных метров разделен сейчас на три квартиры: в одной проживают супруги Игорь и Тамара Шимко со взрослой дочерью, во второй – мама Тамары, 90-летняя ветеран труда Раиса Ивановна Фоменко, в третьей – взрослый сын Шимко с женой и 3-летним сыном.